В Вашем браузере отключена возможность использовать CSS (каскадных таблиц стилей) или ваш браузер не поддерживает действующих веб-стандартов. Поэтому Вы не видете оформление сайта.
Рекомендуем включить поддержку CSS, или обновить браузер.

C фронтов Еврейской Империи

4.03.2015.

ЦАДИК ЛАЗАР СО СВЕЧКОЙ ПО ХАСИДУ НЕМЦОВУ.




«ПАКТ МОЛОТОВА-РИББЕНТРОПА»1939.
«ПАКТ ЛАВРОВА-ШТАЙНМАЙЕРА»2015.
ЧЕТВЕРТЫЙ РЕЙХ –
70 ЛЕТ ПОД ОККУПАЦИЕЙ.
4-ый РЕЙХ -
МЕЖДУ МАРОККО И ЭРИТРЕЕЙ.
ХАСИД КОЛОМОЙСКИЙ ГРОХНУЛ
ХАСИДА НЕМЦОВА,
ГЛАВНЫЙ ХАСИДСКИЙ ЦАДИК ЛАЗАР
ЗАЖЕГ ПО НЕМЦОВУ СВЕЧКУ.


     Очередной хасид (Лазар свечку зажег), после Троцкого,  Березовского -  то же кавалеристы,  то же грозившие въехать в Кремль на белом коне -  убит  хасида-хабада Немцов.

    Я встречался с этим козлом. Мы с Жириновским приехали в Нижний Новгород, и там узнали, что этот город, которым руководил Немцов, стал при нем столицей сифилиса, туберкулеза, СПИДа,     наркомании и алкоголизма. Откуда? Из статистики.   

       Пришли к нему на беседу. Сели за узенький стол. Жириновский напротив Немцова, я – слева от Жириновского.

     Я знал, что это буде за разговор с Немцовым, потому включил свой магнитофон. И положил его на столе перед собой. И началось. Я бывал в разных мужских компаниях. И по жизни, и по работе. Но такого площадного мата, такой словесной грязи в лицо Жириновского, я не слышал нигде и никогда.  Так умеют только хасиды.  Мы сидели по уши в словесном говне губернатора Немцова. Жириновский молча рассматривал, брызгавшего вонючей слюной Немцова.  Вокруг были люди Немцова – амбал к амбалу. Эти псы удовлетворенно хмылялись. Мигни им Немцов, и нас бы разорвали и затоптали.  Жириновский молча рассматривал Немцова.

    Я был удивлен, Немцов видел, как я положил  перед собой включенный диктофон. Он же всё пишет. Откуда такая не боязнь?

     Я глянул на свой диктофон – он не работал. Я стал выключать и снова включать – диктофон, будто сдох навсегда. За рабочим столом Немцова сидел мужик, и глядя на мои манипуляции с диктофоном,  улыбался. Мне.

     Водопад словесных помоев и оскорблении вдруг иссяк, губернатор Немцов довольный улыбался. Я видел человека, который только что получил колоссальное удовольствие, колоссальный кайф, засадил в вену дозу.

     Жириновский спокойно начал говорит о деле, ради которого мы и пришли к губернатору.   И вдруг мой диктофон  заработал сам. Мужик за столом Немцова нагло ухмылялся мне. Но как только начинал говорит Немцов, мой диктофон  вырубался сам, и снова начинал работать, когда говорил Жириновский.

     И так до конца встречи, я  не смог записать ни одного слова грязного Немцова, Немцова, которого, может быть, не знал никто, кроме псов-амбалов его. Я был поражен выдержки Жириновского, хотя за  спиной Жириновского стояли его, не менее убедительные,  амбалы. Жириновский, в зависимости от обстоятельств, может быть разным. Его никогда не заносит. Он – артист.

     Мы уходили из кабинета Немцова,  не решив с губернатором  дела партийной организации ЛДРП в Нижнем Новгороде – Немцов откровенно уничтожал её,  и я понимал, почему Нижний Новгород губернатора Немцова  был тогда столицей  России по сифилису, по СПИДу, по наркомании, по туберкулезу… 

     И совсем не важно, кто Немцова замочил на мосту, хоть из ЦРУ, хоть из Моссада, хоть мститель из Нижнего Новгорода. Он сделал доброе дело.

   

      Кто еще, там, вдали, похожий на Березовского и Немцова,  скачет  в Кремль на  деревянном коне?

       После 2003 года Немцов крутился в бизнесе, и  хасиды назначили его внештатным советником президента Украины – присматривать за Президентом Украины.  

     На Украину хасид Немцов ездил  не только к Ющенко, но к своим, к хасидам, конкретно – к хасиду Коломойскому. Сверять часы. В какой-то момент часы стали показывать разное время?   

      За что хасида-хабада, хасид Коломойский грохнули своего -  хасида Немцова?

    У них всегда только  - за бабло, а оно шло на бренд, на товарный знак -  «Немцов», со всего мира, и не обязательно от евреев. Может, игры не понял, решил, что это бабло- ему, его…

      Убийцу надо хватать в синагоге Лазара в Марьиной Роще.  Но кто пойдет за Лазаром в Марьиной Роще?

    В спину хасида Немцова всадили 6 пуль. Обычно хватает две, вторая - контрольная. А здесь – 6. Откройте Тору, там есть всё,  и вы узнаете смысл убийства Немцова, какое преступление он совершил против Торы.  6 может быть – «таме», что означает:  духовная «аура»  Немцова оказалась «загрязнена и затемнена»… Короче – совершил преступление против Торы, против «общины»… Одним словом – машпуха.

 

 

      «Слона-то я и не приметил…».

    На сейчас сложилось две группировки войск:

1.   США, Англия, Польша и Канада, изображающая государство. (Ну, чем не Антанта?)

2.   Четвертый Рейх…  - немецкая Европа. (Ну, чем не беременность «пактом Молотов-Риббентроп»)?

      И где-то мы – Россия.

      Искусство Победы на войне, в том числе, и  в правильном выборе или -  наборе,  союзников.

      ГОРЬКИЙ МАКСИМ. «С кем вы, мастера культуры?»

     Ситуация ныне такова, что пришло время Четвертому Рейху и России идти  в ЗАГС и расписаться.

   С кем, с кем  - России?

  Тут не может быть двух мнений -  с Четвертым Рейхом.

  О Третье Мировой войне можно говорить, сколь угодно, но ничего похожего на Третью Мировую войне не будет и, быть не может, её -  «не дождётесь». Нас и тут спасет Сибирь – её газ. Начни они войну против России -  мгновенно будут обрезаны, как стропы парашюта,  потоки всякой энергетики из России в Европу – черед 12 часов она утонит в буквально собственном говне.  Оборотная сторона Луны – нашей цивилизации.

    С Четвертым Рейхом мы заключили секретный «пакт Молотова-Риббентропа» в тот самый день, когда, вопреки всему, дотянули «Северный поток» в Германию. Это, как если бы Сталин поставил в феврале 1945 году вокруг Дрездена ракетные комплексы С-300.

    Между прочим, до «пакта Молотова-Риббетропа» было германо-советское торговое соглашение  - экономическое соглашение между Советским Союзом и Нацистской Германией подписанное 19 августа 1939 года в Берлине. (Северный поток). Предложенное немецкой стороной, как первый шаг в произошедшем улучшении советско-германских отношений. Его заключение и стало предварительным условием советской стороны в ходе переговоров летом 1939 года, оно впоследствии и привело к подписанию договора о ненападении между СССР и Германией («Пакта Молотова — Риббентропа»).

    Немецкая сторона ожидала поиметь в течение ближайших двух лет сырья на сумму 180 млн рейхсмарок — прежде всего: древесины, хлопка, кормового зерна, нефти, фосфатов, платины, невыделанного меха, бензина и других товаров имеющих большие или меньшие возможности конвертации в золото.

  Советская сторона намеревалась получить от немецкой стороны кроме военных товаров, горнорудное оборудование, оборудование для нефтяной, химической и сталеплавильной промышленности, оборудование для электростанций, кузнечно-прессовое оборудование, металлорежущие станки, локомотивы, турбины, суда, металлы и другие товары.

    Разве не видите сами: разблюдовка товаров, которые должен был получить СССР из Германии, удивительным образом совпадает с перечнем товаров, который попали в нынешний антироссийский санкционный список? С походом на время, разница  - в некоторых названиях, в  мелочах.

     Это  совпадает не номенклатура, перечень и разблюдовка.

     Это совпало время.    

    Скучно: всё одинаково, как до войны. Даже героическая Сербия, как героическая Югославия в 1941 году, за спиной у «Драг нах остен» -  вводи Меркель-Гитлер, снова дивизии в Сербию-Югославию.

    Но кто, ровно через два года - 22 июня 1941 года, сорвал поставки Рейха в СССР: «кроме военных товаров, горнорудное оборудование, оборудование для нефтяной, химической и сталеплавильной промышленности, оборудование для электростанций, кузнечно-прессовое оборудование, металлорежущие станки, локомотивы, турбины, суда, металлы и другие товары»?

      Не удержало даже соглашение о ненападении.

      Кто виноват и, как с этим бороться тут и прямо  сейчас?

    Без нового заключения «пакта Молотова-Риббентропа», с учетом роковых ошибок прошлого, сионисты снова погонят Четвертый Рейх,  уже не санкциями, как сейчас, а лучшими немецкими танками, на Москву.

   «Пакт Молотова-Риббентропа»  был в правильном направлении». Но 22 июня 1941 года маршем на Москву  он был перехвачен сионистами на взлете, и уничтожен.

    НАТО и ЕС – это наручники и кандалы, созданные сионистскими США, для Германии. Шакалы были едины, пока Германия лежала на госпитальной койке. Но вот она встала. И шакалы забегали: Англия  решает выходить из ЕС. Франция мается вопросом: быть ей в НАТО ли нет. Польша сколотила свой НАТО - В4, Вышеградскую. четвёрку: Польша, Чехия, Словакия и Венгрия. А эта В4 склёпала СEFTA — Центральноевропейскую ассоциацию свободной торговли: Молдова, Албания, Сербия, Босния и Герцеговина, Черногория, Македония и Косово.  Возникают разговоры о возможном вступлении в неё  Украины и Грузии.

      Новые цели, сформированные для В4 в 2004-м и 2005-м, были предельно закидонистыми. Страны В4 должны были выступать единым фронтом в Евросоюзе и совместно защищать интересы новых, более бедных стран ЕС — особенно в процессе формирования европейского общака.  Хором:

       «Деньги давай!».

        Кто ж будет спорить: разом и батьку бить легче.

      Заявили о желании быть приобщенными к Вышеградской группе, и к расширению ее формулы, в частности, Австрия, Хорватия, Словения, Румыния и Украина.

      Австрийский канцлер Вольфганг Шуссель предлагал образовать на основе В4 совместно с Австрией, Словенией и Хорватией новое объединение под названием "Стратегическое партнерство", намекая, что Вена может поделиться с Варшавой ролью "лидера Центральной Европы" и промоутера украинских интересов.

      Заговорили о создании "северного евро".

      На саммите в Риме лидеры Италии, Франции и Испании объявили о создании так называемого Союза Средиземноморья. Главным идейным вдохновителем альянса стал президент Франции Николя Саркози. Именно он впервые выступил с идеей Союза Средиземноморья. Новую организацию он назвал "осуществлением мечты". Тогда он обрисовал очертания своего проекта:

     "Мы должны предложить странам средиземноморского пространства создать Средиземноморский союз, одной из осей которого, естественно, станет Турция… Скандинавия и Прибалтика  лепят «военный кулак» у границ России.

  Все эти союзы, альянсы, группы на территории   четвертого Рейха клепают сионистские США, способом Ленд-Лиза – снабдим и оплатим. Они, таким вот Ленд Лизом-Майданом, взрывают четвертый Рейх изнутри, дырявят его, как моль знамя.

      В Европе кучкуются против Германии, как бы реанимируя Версальского договора, по которому от Германии остались рожки да ножки. Германию тогда едва не распахали и не посыпали  солью, как римляне  поверженный Карфаген.

     Такое возможно?

     Третий Рейх был уничтожен наступлением двух фронтов: советско-германским и  Западным.  Советско-германского фронта    больше нет. Но Западный фронт воюет по всей Германии.   

      Если взвешивать не на аптекарских весах, а на обычных,  то получается, что американские базы сосредоточены в основном в Англии и в Германии. Англия – злейший враг Германии. Во время войны Германия разбомбила Лондон, англичане разбомбили всю Германию. Американские базы в Англии они – против Германии.

    Является ли Германия независимой страной? На первый взгляд, конечно же - да: ведь это Германия, одна из мощнейших экономик мира, лидер Евросоюза.

      Одну минуточку…

1. У Германии нет ядерного оружия. У Великобритании есть, у Франции есть, даже у прыща, у  Израиля — и то есть. А у Германии — первой экономики Евросоюза — нет, и не предвидится. Она что – рыжая?

2. Германия буквально нашпигована американскими военными базами. В честь одной из них — базы Рамштайн — немцы даже назвали популярную музыкальную группу.

     Всего в Германии  287  американских военных баз. Практически, часовой оккупанта у каждого немецкого дома.

3. Численность армии Германии, Бундесвера, составляет около 200 тысяч человек. Это 23-е место в мире, между Марокко и Эритреей.

     Если учесть количество американских баз в Германии и военных баз в Англии, следует признать, что в военном плане Германия не может противопоставить им ровным счётом ничего.

4. У Германии нет сколько-нибудь значимых причин использовать военную силу за пределами своих границ. Тем не менее, немецкие солдаты активно принимают участие в американских войнах: в Афганистане, например.

С геополитической точки зрения защита американцев Германии тоже не нужна. Россия, Китай, Индия и прочие сильные в военном плане державы Германии не угрожают.

5. Американцы тотально надзирают за всем, что происходит в немецкой политике — вплоть до того, что  прослушивают телефон канцлера Германии, по тому же телефону американцы диктуют ей, что говорить  на встречах с иностранцами, и ответы на вопросы журналистов.

    Ходят упорные слухи о «канцлер-акте» -  специальном документе, который каждый новый канцлер Германии обязан подписывать в США. Такое обязательство американцы наложили на Германию в 1949 году.

      Официальные власти Германии отрицают наличие такого документа, однако все канцлеры Германии непосредственно после избрания с непонятной целью летят в США.

     Так, например, Ангела Меркель стала канцлером 21 ноября 2005 года, а через полтора месяца, 12 января 2006 она уже прилетела в США.

7. В то время как сами американцы держат своих экологов на положении служебных собак, в Германии экологи являются одной из главных политических сил и активнейшим образом влияют на развитие страны. Точнее, правильно будет сказать, не «развитие», а «деградацию». 

  Под давлением «экологов» закрываются АЭС, сокращается промышленность.

   Результаты этой деятельности заставляют вспомнить о планах англичан и американцев превратить побеждённую Германию в аграрную страну. В 1947 году союзники уже пытались уничтожить немецкую промышленность. Тогда в захваченных союзниками областях наступил голод,  и они вынуждены были отказаться от «лобовых» методов «решения немецкого вопроса»

  В США никто и не думает ни выполнять гибельные для промышленности нормы по выбросу парниковых газов в атмосферу, ни тем более допускать зелёных к реальной власти.

     8. Золотой запас Германии хранится за рубежом: в США, Франции и Великобритании. Так решили союзники после победы над Германией в 1945 году.

     Недавно Германия попыталась вернуть своё золото. Франция и Великобритания довольно вяло, но всё же начали договариваться о возврате. Американцы же, у которых хранится около 50% немецкого золота, практически прямым текстом послали немцев в задницу.

Американцы даже отказались хотя бы показать немцам золото, чтобы те убедились, что Штаты ещё не растратили его на свои нужды. Израиль, например, существует на немецкие отчисления в бюджет – более 40%., и кругленькую сумму  - каждому пострадавшему во Второй Мировой войне.

      Германия является колонией США, американцы жестко контролируют любые попытки немцев как-то изменить ситуацию.

    Однако США сейчас всё глубже и глубже увязают в своих многочисленных проблемах, и у Германии появился шанс начать борьбу за независимость.

      Ангела Меркель правит Германией более 8 лет. За это время она успела нарастить значительный политический вес — поэтому американцы уже не могут вот так просто взять и выбросить её на пенсию.

      Кроме того, благодаря, в том числе усилиям Герхарда Шредера, который был канцлером до Меркель, удалось протянуть «Северный поток» по дну Балтийского моря из России в Германию. Если ещё несколько лет назад американцы могли приказать подконтрольным странам перекрыть поставки углеводородов в Германию, теперь Германия в энергетическом плане зависит только от России: которая играет сейчас на немецкой стороне.       

      РЕЙХканцлер ФРГ Ангела Меркель, не выбирая слов, отхлестал  президента Франции  Саркози за его возню по созданию геополитического союза средиземноморских государств.

      «Этот шаг подрывает целостность Евросоюза», -  читай: целостность четвертого Рейха. В строку: Прага, 1 марта.  «Землячество Судетских немцев, объединяющее граждан немецкой национальности, изгнанных после Второй мировой войны из Чехословакии, Польши и ряда других стран, и их наследников, отказалось от имущественных и иных претензий к этим государствам». Всё вокруг колхозное, всё вокруг – моё?

 Не будем из пустого переливать в порожнее. Не будем растекаться по древу жизни. Не надо выдумывать велосипед, он уже давно придуман:

Алтайский государственный университет

Кафедра истории

Пакт Молотова - Риббентропа

(реферат)

Студент Филатов А.С.

 «В 1939 году началась вторая мировая война. Довоенные попытки погасить ее первые очаги оказались безрезультатны. Внимательно наблюдая за механизмом агрессии Германии в Европе, советское руководство все больше понимало, что предстоит ожесточенная вооруженная борьба с сильным, опытным и беспощадным противником. Но до последней минуты, поддавшись иллюзии, оно полагало, что, если не "спровоцирует" Гитлера, войну можно не допустить.

      1940 год. Германские войска захватили Данию, Норвегию, Бельгию, Голландию и Люксембург. Французская армия сопротивлялась всего 40 дней. Потерпела поражение английская экспедиционная армия, ее соединения поспешно эвакуировались на Британские острова.

      Вермахт захватил ряд стран на Балканах.

     В Европе, по существу, не оказалось силы, которая могла бы остановить агрессора.

      C началом 1939 года Сталин все чаще обращает внимание на внешнеполитические проблемы. Ему казалось, что…  чистка, проведенная в партии и стране, стабилизировала общество.

     Хотя принято считать, что вторая мировая война началась 1 сентября 1939 года нападением Германии на Польшу, Сталин полагал иначе. Еще в марте того же года на съезде партии генсек заявил, что "новая империалистическая война стала фактом". И это было в значительной мере так. Япония продолжала 

завоевательные действия в Китае; Италия напала на Абиссинию, а затем и Албанию; была осуществлена широкая германо-итальянская интервенция против

республиканской Испании. Мир был подожжен со многих сторон. Мюнхенская подачка Гитлеру, как считал Сталин, "лишь разожгла аппетиты агрессора".

     Поняв всю бесплодность политики "умиротворения", а также попыток  союза с Англией и Францией, Сталин начал добиваться подписания пакта с Германией.

 

    В течение шести лет после прихода Гитлера к власти между СССР и Германией шла "холодная война". СССР активно участвовал в попытках создания системы коллективной безопасности против агрессии, Германия в ответ на это шла на соглашения с западными державами против СССР (наиболее известный пример - мюнхенский сговор 1938г.). Однако конечные цели германской

политики не могли быть достигнуты в рамках договоренности с Западом.

 

Непосредственным объектом германской экспансии после захвата весной 1939 г.

 

Чехословакии становилась Польша, которой Англия предоставила гарантии на

 

случай войны, и поэтому для Гитлера большое значение приобретала позиция

 

СССР. Гитлера не могло не беспокоить возможное противодействие со стороны

 

СССР нападению на Польшу, хотя для него не было секретом ослабление Красной

 

Армии после уничтожения Сталиным многих ее командиров в 1937-1938 гг.

 

Оптимальной для Германии была бы нейтрализация СССР, и кое-какие симптомы

 

свидетельствовали о том, что заправилы "третьего рейха" были бы не прочь

 

нормализовать отношения с СССР.

 

Важным шагом СССР на пути к соглашению с Германией стало снятие 3 мая

 

1939 г. М.М. Литвинова с поста наркома иностранных дел и назначение вместо

 

него В.М. Молотова, в то время занимавшего и пост председателя СНК. Это

 

было проявлением смены внешнеполитического курса на коллективную

 

безопасность, убежденным поборником которого был Литвинов. Кроме того,

 

присутствовал и элемент, связанный с национальностью Литвинова: устраняя

 

еврея с поста главы внешнеполитического ведомства, Сталин стремился

 

"потрафить" Гитлеру. Первый же вопрос, заданный Гитлером Хильгеру

 

(советнику германского посольства в Москве), был: каковы причины,

 

побудившие Сталина дать отставку Литвинову? Хильгер ответил: стремление

 

последнего к соглашению с Англией и Францией. Утвердительно ответил Хильгер

 

и на вопрос Гитлера, верит ли он, что Сталин готов установить

 

взаимоотношения с Германией. Во время рассказа дипломата о положении в

 

России "Гитлер весь подался вперед".

 

23 мая произошло событие, имевшее существенное значение для советско-

 

германских контактов: совещание Гитлера с главными военными чинами, на

 

котором было принято решение о нападении на Польшу "при первом же

 

подходящем случае". Это значительно усиливало необходимость для Германии

 

договориться с СССР.

 

20 мая состоялась первая беседа Молотова с Шуленбургом; в ходе ее

 

Молотов сделал заявление, которое иначе как сенсационным не назвать. Он

 

сказал: "Мы пришли к выводу, что для успеха экономических переговоров

 

должна быть создана соответствующая политическая база. Без такой базы, как

 

показал опыт переговоров с Германией, нельзя разрешить экономические

 

вопросы". До этого момента беседы представителей СССР и Германии не

 

выходили за рамки экономических отношений; и вот руководитель советской

 

дипломатии выступает с предложением перейти к сфере политических отношений

 

как приоритетной. При этом СССР вел переговоры с англо- французским

 

альянсом и играл на этом. Контакты с Англией и Францией осуществлялись и в

 

целях маскировки, и для давления на Германию.

 

При этом Молотов уклонился от каких-либо конкретных предложений,

 

предпочитая получить от Германии принципиальный ответ на свое предложение,

 

хотя, учитывая сложившийся германо-польский конфликт, ответ Германии мог

 

быть только положительным. Характер отношений начал понемногу меняться. На

 

встрече 17 июня между Астаховым и Шуленбургом уже германский дипломат

 

убеждал в необходимости улучшения политических связей.

 

Окончательный перелом произошел в конце июля 1939г. По-видимому,

 

между 24 и 27 июля Гитлер принял соответствующее решение. 24 июля К. Шнурре

 

имел длительную беседу с Астаховым и заместителем торгпреда Е.И. Бабариным,

 

в ходе которой были обсуждены и политические отношения, причем наметилось

 

явное взаимопонимание в этой области.

 

ЗАПИСЬ БЕСЕДЫ К.ШНУРРЕ С ВРЕМЕННЫМ ПОВЕРЕННЫМ В ДЕЛАХ СССР В ГЕРМАНИИ

 

Г.А.АСТАХОВЫМ И ЗАМЕСТИТЕЛЕМ ТОРГПРЕДА СССР В ГЕРМАНИИ Е.И.БАБАРИНЫМ 27

 

ИЮЛЯ 1939 Г.

 

Согласно данному мне указанию, я пригласил вчера на ужин в '"Эвесту"

 

советского поверенного в делах Астахова и руководителя здешнего

 

торгпредства СССР Бабарина. Русские оставались примерно до половины первого

 

ночи.

 

1. В связи с замечанием Астахова о прошлом тесном сотрудничестве и

 

внешнеполитической общности интересов Германии и России я объяснил, что мне

 

и сейчас такое сотрудничество кажется достижимым, если советское

 

правительство придает ему значение. Я мог бы выделить тут три этапа.

 

Первый этап. Возобновление сотрудничества в области экономики путем

 

заключения договора по экономике и кредиту.

 

Второй этап. Нормализация и улучшение политических взаимоотношений.

 

Сюда, среди прочего, относятся уважительное отношение прессы и

 

общественного мнения к интересам другой стороны, уважительное отношение к

 

научному и культурному достоянию другой стороны. Сюда же можно было бы

 

отнести официальное участие Астахова в Днях немецкого искусства в Мюнхене,

 

в связи с которым он обращался к г-ну статс-секретарю, или приглашение

 

немецких участников на сельскохозяйственную выставку в Москву.

 

Третьим этапом послужило бы возбновление добрых политических

 

взаимоотношений либо как продолжение того, что имело место в прошлом

 

(Берлинский договор), либо как новое соглашение, учитывающее жизненно

 

важные интересы обеих сторон. Этот третий этап представляется мне

 

достижимым, так как, на мой взгляд, на всем отрезке от Балтийского до

 

Черного моря и на Дальнем Востоке нет каких-либо внешнеполитических

 

противоречий, которые исключали бы возможность такого урегулирования

 

отношений между двумя странами. Сюда следует добавить то общее, что

 

существует, при всем различии мировоззрений, в идеологии Германии, Италии и

 

Советского Союза: враждебное отношение к капиталистическим демократиям. У

 

нас, также как и у Италии, мало общего с капитализмом Запада. Поэтому мне

 

кажется довольно-таки парадоксальным, что социалистическое государство

 

Советский Союз именно сейчас хочет встать на сторону западных демократий.

 

2. Астахов, активно поддержанный Бабариным, определил путь сближения

 

с Германией как отвечающий интересам обеих стран. Однако он подчеркнул, что

 

возможны только медленные и постепенные темпы сближения. Национал-

 

социалистическая внешняя политика поставила Советский Союз перед лицом

 

чрезвычайной угрозы. Мы нашли точное понятие для определения нашей нынешней

 

политической ситуации: окружение. Именно так определялась для Советского

 

Союза политическая ситуация после сентябрьских событий прошлого года.

 

Астахов упомянул антикоминтерновский пакт и наши отношения с Японией, далее

 

Мюнхен и достигнутую нами там свободу действий в Восточной Европе,

 

дальнейшие последствия которой могут быть направлены против Советского

 

Союза. Мы же считаем Прибалтийские государства и Финляндию, а также Румынию

 

сферой наших интересов, что усиливает у советского правительства ощущение

 

угрозы. В Москве не могут поверить в резкое изменение немецкой политики в

 

отношении Советского Союза. Можно ожидать лишь постепенных перемен.

 

3. В своем ответе я указал на то, что за это время германская политика на Востоке претерпела изменения. У нас не может быть и речи об угрозе Советскому Союзу; наши цели имеют другое направление. Молотов в

своей последней речи сам назвал антикоминтерновский пакт камуфляжем коалиции, направленной против западных демократий. Он знаком с данцигским вопросом и со связанным с ним польским вопросом. Я вижу здесь все, что угодно, только не противоречие германских и советских интересов. Наши пакты о ненападении и сделанные в связи с этим предложения достаточно ясно показали, что мы уважаем независимость Прибалтийских государств и Финляндии. У нас прочные дружественные отношения с Японией, но они не направлены против России. Германская политика направлена против Англии. Это- самое главное. Я мог бы показать, как уже говорилось выше, широкомасштабное равновесие обоюдных интересов, учитывающее жизненно важные  для русских вопросы. Но эта возможность будет исключена в тот самый момент, когда Советский Союз, подписав договор, встанет на сторону Англии против Германии. Только по этой причине я возражаю против того, что взаимопонимание между Германией и Советским Союзом можно достигнуть лишь

медленными темпами. Сейчас момент подходящийy, но не после заключения договора с Лондоном. Об этом должны поразмыслить в Москве. Что Англия может

предложить России? В лучшем случае, участие в европейской войне и враждебность Германии, но врядли хоть одну заманчивую для России цель. А что, напротив, можем предложить мы? Нейтралитет и неучастие в европейском конфликте, и, если Москве будет угодно, германское соглашение по урегулированию взаимных интересов, которые, как и в прежние времена, будут

полезны обеим странам.

 

4. В дальнейшем Астахов опять вернулся к вопросу о Прибалтийских странах и спросил, нет ли у нас там других, далеко идущих политических целей помимо экономического проникновения. Так же сильно его занимал и румынский вопрос. Про Польшу он сказал, что Данциг так или иначе отошел бы  к рейху, и что вопрос о коридоре тоже нужно как-нибудь решить в пользу рейха. Он задал вопрос, не отойдут ли к Германии также бывшие австрийские территории, особенно территории Галиции и Украины. Описывая наши торгово-политические отношения с Прибалтийскими государствами, я ограничился тем, что сказал, что из всего этого не вытекает противоречие германо-русских

интересов. В остальном же решение украинского вопроса показало, что мы не стремимся ни к чему такому, что угрожало бы Советскому Союзу...

        После рассуждений русских у меня сложилось впечатление, что в Москве еще не приняли никакого решения, которое в конце концов примут. О состоянии

и перспективах переговоров по договору с англичанами русские отмолчались.

    По всему кажется, что Москва придерживается тактики оттягивания и затягивания для того, чтобы отложить принятие решений, значимость которых они полностью осознают...

     Хотя переговоры были первостепенным вопросом, обе стороны старались не показывать этого. Со стороны Германии это было в своем роде приманкой, при помощи которой гитлеровское руководство хотело сделать договор для СССР более привлекательным. Сталин же после 1933 г. опасался агрессии со стороны

Германии. К тому же этот договор означал разрыв с Англией и Францией. Но тайну переговоров не удалось сохранить. Сотрудник германского посольства в

Москве Г.Гервард фон Биттенфельд, имевший доступ к секретным документам, информировал американского дипломата Ч.Болена об их содержании. Таким  образом, правительство США было в курсе переговоров и информировало о них  правительства Англии и Франции. Но они не сделали из столь важной информации соответствующих выводов.

 

ПИСЬМО ВРЕМЕННОГО ПОВЕРЕННОГО В ДЕЛАХ СССР В ГЕРМАНИИ Г.А. АСТАХОВА

 

ЗАМЕСТИТЕЛЮ НАРОДНОГО КОМИССАРА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ СССР В.П. ПОТЕМКИНУ 27 ИЮЛЯ

 

1939 Г.

 

1. В этой почте Вы найдете записи моих бесед со Шнурре, в которых последний, помимо постановки тех или иных конкретных вопросов, всячески пытается уговорить нас пойти на обмен мнениями по общим вопросам советско-

германского сближения. При этом он ссылается на Риббентропа как инициатора  подобной постановки вопроса, которую будто бы разделяет Гитлер. Как Вы

помните, примерно то же, но в более осторожной и сдержанной форме, мне говорили Вайцзекер и Шуленбург.

 

Мотивы подобной тактики немцев ясны, и мне вряд ли стоит подробно

 

останавливаться на этом. Не берусь я также и формулировать какое-либо свое

 

мнение по этому вопросу, так как для этого надо быть в курсе деталей и

 

перспектив наших переговоров с Англией и Францией (о каковых мне известно

 

лишь из газет). Во всяком случае, я мог бы отметить, что стремление немцев

 

улучшить отношения с нами носит достаточно упорный характер и

 

подтверждается полным прекращением газетной и прочей кампании против нас. Я

 

не сомневаюсь, что если бы мы захотели, мы могли бы втянуть немцев в далеко

 

идущие переговоры, получив от них ряд заверений по интересующим нас

 

вопросам. Какова бы ни была цена этим заверениям и на сколь долгий срок

 

сохранили бы они свою силу, это, разумеется, вопрос другой.

 

Во всяком случае, эту готовность немцев разговаривать об улучшении

 

отношений надо учитывать и, быть может, следовало бы несколько подогревать

 

их, чтобы сохранять в своих руках козырь, которым можно было бы в случае

 

необходимости воспользоваться. С этой точки зрения было бы, быть может,

 

нелишним сказать им что-либо, поставить им ряд каких-нибудь вопросов, чтобы

 

не упускать нити, которую они дают нам в руки и которая, при осторожном

 

обращении с нею, нам вряд ли может повредить...

 

2 августа Шнурре обратился с конфиденциальным письмом к Шуленбургу, в

 

котором заметил, что в Германии политическая проблема России

 

рассматривается с чрезвычайной неотложностью. Такой вывод он сделал из

 

ежедневного общения с Риббентропом, постоянно контактировавшим с Гитлером.

 

Шнурре писал далее:"Вы можете себе представить, с каким нетерпением здесь

 

ожидают Вашу беседу с Молотовым". По словам Астахова, 10 августа Шнурре в

 

беседе с ним сказал, что "германское правительство наиболее интересует

 

вопрос нашего отношения к польской проблеме". В ряде донесений Астахов

 

сообщал, чего можно ожидать от немцев. Так, 8 августа он писал:"Немцы

 

желают создать у нас впечатление, что готовы были бы объявить свою

 

незаинтересованность в судьбе прибалтов (кроме Литвы), Бессарабии, русской

 

Польши(с изменениями в пользу немцев) и отмежеваться от аспирации на

 

Украину... чтобы этой ценой нейтрализовать нас в случае войны с Польшей".

 

12 августа:"Отказ от Прибалтики, Бессарабии, Восточной Польши (не говоря

 

уже об Украине)- это в данный момент минимум, на который немцы пошли бы без

 

долгих разговоров, лишь бы получить от нас обещание невмешательства в

 

конфликт с Польшей".

 

Сталин и Молотов уже располагали сведениями о том, что подготовка

 

нападения на Польшу вступила в завершающую фазу, и в этих условиях можно

 

значительно преумножить свою долю добычи. И немцы знали это. 6 августа

 

Вайцзеккер записал: "Москва ведет переговоры с обеими сторонами и наверняка

 

еще в течении некоторого времени сохранит за собой последнее слово, во

 

всяком случае более длительно, чем это согласовывалось с нашими сроками и

 

отвечало бы нашему нетерпению". В связи с этим Германией предпринимались

 

шаги к ускорению переговоров. В частности предлагалось отправить в Москву с

 

делегацией одного из главарей фашистов с ярко выраженным партийным прошлым.

 

В качестве такого кандидата Шнурре называл Г.Франка- одну из наиболее

 

одиозных фигур среди соратников Гитлера. О том же свидетельствовало

 

приглашение советских представителей на Нюрнбергский съезд НСДАП. По этому

 

поводу Астахов 27 июля писал Потемкину:"С одной стороны, присутствие на

 

съезде имеет большое информационное значение и дает большие возможности

 

контакта, установления связей и проведения разъяснительной работы среди

 

немецких и иностранных дипломатов. С другой стороны, наше появление впервые

 

за все время существования режима вызовет, конечно немало толков в англо-

 

французской печати. Вам предстоит решить, что важнее".

 

Кульминационным пунктом переговоров стала, вероятно, встреча Молотова

 

с Шуленбургом 15 августа. Посол изложил инструкции, полученные от

 

Риббентропа.

 

ИНСТРУКЦИЯ ИМПЕРСКОГО МИНИСТРА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ ГЕРМАНСКОМУ ПОСЛУ В

 

СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ 14 АВГУСТА 1939 Г.

 

Прошу Вас посетить господина Молотова и сообщить ему следующее:

 

1. Противоречие в мировоззрении между национал-социалистической

 

Германией и СССР было в прошедшие годы единственной причиной того, что

 

Германия и СССР противостояли друг другу в двух раздельных и борющихся

 

друг против друга лагерях. Ход развития в последнее время, как кажется,

 

показывает, что различные мировоззрения не исклычают разумных отношений

 

между обоими государствами и восстановлении нового хорошего

 

сотрудничества. Период внешнеполитической враждебности мог бы тем самым

 

быть законченным навсегда и стать путем в новое будущее для обеих стран.

 

2. Реальных противоречий в интересах между Германией и СССР не

 

имеется. Хотя жизненные пространства СССР и Германии соприкасаются, но в

 

своих естественных потребностях они не пересекаются. Тем самым заранее

 

отсутствует причина агрессивной тенденции одной страны против другой.

 

Никаких агрессивных намерений против СССР Германия не имеет. Имперское

 

правительство придерживается того мнения, что между Балтийским морем и

 

Черным морем нет такого вопроса, который не мог бы быть урегулирован к

 

полному удовлетворению обеих стран.

 

Сюда относятся такие вопросы, как: Балтийское море, Прибалтика,

 

Польша, вопросы Юго-Востока и т.д. Сверх того, политическое

 

сотрудничество обеих стран могло бы быть только полезным. Это касается

 

также германской и советской экономик, которые могли бы дополнять друг

 

друга в любом направлении.

 

3. Нет никакого сомнения в том, что германо-советская политика

 

подошла ныне к историческому поворотному пункту. Политические решения,

 

которые предстоит в ближайшие дни принять в Берлине и Москве, будут иметь

 

решающее значение для формирования отношений между германским народом и

 

народами СССР на многие поколения. От них будет зависеть, скрестят ли

 

однажды вновь и без всякой причины оба народа свое оружие или вернутся к

 

дружественным отношениям. Обеим странам в прошлом всегда было хорошо,

 

когда они были друзьями, и плохо - когда врагами.

 

4. Правдой является то, что Германия и СССР в результате

 

многолетней идеологической вражды сегодня не доверяют друг другу. Еще

 

предстоит устранить много скопившегося мусора. Но следует констатировать,

 

что в течении этого времени естественная симпатия немцев ко всему

 

русскому никогда не исчезала. На этом можно заново строить политику обоих

 

государств.

 

5. Имперское правительство и Советское правительство в соответствии

 

с имеющимся опытом должны учитывать, что капиталистические западные

 

демократии являются непримиримыми врагами как национал социалистической

 

Германии, так и СССР. Ныне они заключением военного союза снова пытаются

 

втравить СССР в войну против Германии. В 1914 году эта политика имела для

 

России плохие последствия. Настоятельный интерес обеих стран- на все

 

будущие времена избежать растерзания СССР и Германии в интересах западных

 

демократий.

 

6. Вызванное английской политикой обострение германо-польских

 

отношений, а также английское подстрекательство к войне и связанные с

 

этим стремления к союзу требуют быстрого выяснения германо-русских

 

отношений. Иначе без германского содействия события могли бы принять

 

такой оборот, который лишит оба правительства возможности возродить

 

германо-советскую дружбу и в данном случае совместно разрешить

 

территориальные вопросы в Восточной Европе. Поэтому руководство в обеих

 

странах не должно допустить такого хода событий и вовремя активно

 

вмешаться. Было бы роковым, если бы из-за взаимного незнания взглядов и

 

намерений пути обоих народов окончательно разошлись. У Советского

 

правительства, как нам известно, тоже имеется желание внести ясность в

 

германо-советские отношения. Но поскольку, как свидетельствует

 

предшествующий опыт, это может быть осуществлено по обычным

 

дипломатическим каналам лишь медленно, господин имперский министр

 

иностранных дел Риббентроп готов прибыть в Москву с краткосрочным

 

визитом, чтобы от имени фюрера изложить господину Сталину взгляды фюрера.

 

Только в ходе личной беседы может быть, по мнению господина фон

 

Риббентропа, достигнуто изменение и возможность заложить при этом

 

фундамент окончательного улаживания германо-русских отношений.

 

Дополнение: Прошу не передавать господину Молотову эту инструкцию в

 

письменном виде, а дословно зачитать ее. Я придаю значение тому, чтобы

 

она как можно точнее дошла до господина Сталина, и уполномочиваю Вас в

 

данном случае по моему поручению просить господина Молотова об аудиенции

 

у господина Сталина, чтобы Вы смогли сделать ему это важное заявление

 

также непосредственно. Наряду с разговором с Молотовым предварительным

 

условием моего визита была бы обстоятельная беседа со Сталиным.

 

Риббентроп

 

Молотов внимательно выслушал сообщение, назвал его крайне важным и

 

заявил, что немедленно передаст его правительству. Что же касается приезда

 

Риббентропа, то Молотов сказал, что "подобная поездка требует

 

соответствующих приготовлений для того, чтобы обмен мнениями дал какие-либо

 

результаты". Особенно заинтересовало наркома сообщение советского

 

поверенного в делах в Риме о некоем германском плане урегулирования

 

отношений с СССР, одним пунктом которого было заключение пакта о

 

ненападении. Посол ответил, что с Риббентропом этот вопрос еще не

 

обсуждался. В своем послании Вайцзеккеру Шуленбург отметил, что предложение

 

о визите Риббентропа очень польстило Молотову. Следует также заметить, что

 

в то же время советское правительство просило Англию и Францию прислать в

 

Москву для переговоров министров, но прибыл представитель, не имеющий

 

подобных полномочий.

 

Уже 16 августа Риббентроп потребовал у Шуленбурга, чтобы он снова

 

встретился с Молотовым и сообщил ему, что Германия готова заключить пакт о

 

ненападении сроком на 25 лет. Встреча состоялась 17 августа, и в ходе ее

 

послу был вручен ответ советского правительства на заявление германской

 

стороны, сделанное двумя днями раньше. В этом документе после напоминания о

 

враждебных действиях Германии по отношению к СССР в прошлом выражалось

 

согласие урегулировать отношения; первым шагом к этому может быть

 

заключение торгового и кредитного соглашения; вторым - заключение пакта о

 

ненападении или подтверждение Договора о нейтралитете 1926 года. Особо

 

оговаривалась необходимость одновременно подписать специальный протокол,

 

который определит интересы сторон в том или ином вопросе внешней политики и

 

явится неотъемлемой частью пакта. От сюда видно, кто являлся инициатором

 

секретного протокола.

 

Во время беседы 17 августа Молотов говорил о будущем пакте

 

значительно конкретнее, чем в ходе предыдущей беседы с послом. Для этого

 

пакта, по мнению Молотова, примером могут послужить аналогичные пакты о

 

ненападении, заключенные Советским Союзом с рядом других стран. Что же

 

касается вопроса о протоколе, то он сказал: "Инициатива при заключении

 

протокола должна исходить не только от советской, но и от германской

 

стороны" и добавил, что вопросы, затронутые в германском заявлении от 15

 

августа (т.е. о Польше и Прибалтике) не могут войти в договор (он будет

 

опубликован), они должны войти в протокол (он будет секретным). Молотов дал

 

понять, что Сталин находится в курсе переговоров, и что вопрос с ним

 

согласован. Советская сторона поддержала желание Риббентропа приехать в

 

Москву, но было оговорено пожелание Москвы проделать всю работу без лишнего

 

шума. Это диктовалось необходимостью подготовить общественное мнение в

 

стране и за рубежом к столь резкой смене внешнеполитического курса.

 

И вновь Риббентроп потребовал встречи с Молотовым.

 

ДИРЕКТИВА ИМПЕРСКОГО МИНИСТРА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ ГЕРМАНСКОМУ ПОСЛУ В

 

СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ 18 АВГУСТА 1939г.

 

Прошу Вас еще раз добиться немедленной беседы с господином Молотовым

 

и использовать все имеющиеся средства для того, чтобы беседа эта состоялась

 

без всякого промедления. Во время этой беседы прошу говорить с господином

 

Молотовым, имея в виду следующее:

 

Имперское правительство с большим удовлетворением восприняло из его

 

последнего заявления позитивное отношение Советского правительства к

 

формированию новых германо-русских отношений. Разумеется, и мы тоже при

 

нормальных условиях были бы согласны подготовить и обычным путем

 

осуществить новое урегулирование германо-русских отношений. Но нынешнее

 

положение делает необходимым, на взгляд фюрера, использовать другой метод,

 

который быстрее приведет к цели. По его словам, мы должны считаться с тем,

 

что в любой день могут произойти инциденты, которые сделают неизбежный

 

конфликт [с Польшей ]. Судя по поведению польского правительства, развитие

 

событий в этом направлении находится не в наших руках. Фюрер считает во

 

время выяснения германо-русских отношений не дать застигнуть себя врасплох

 

началом германо-польского конфликта. Он считает их предварительное

 

выяснение необходимым для того, чтобы в случае конфликта учесть русские

 

интересы, а без такого выяснения сделать это было бы, разумеется, тяжело.

 

Сделанное господином Молотовым заявление ссылается на Ваше первое

 

сообщение от 15 августа. В моей дополнительной инструкции об этом сообщении

 

ясно сказано, что мы полностью согласны с идеей пакта о ненападении,

 

гарантирования Прибалтийских государств и оказания влияния на Японию. Таким

 

образом, все конструктивные элементы для немедленного начала прямых устных

 

переговоров и окончательной договоренности имеются.

 

В остальном Вы можете упомянуть, что названный господином Молотовым

 

первый этап, а именно, завершение переговоров о новом германо-русском

 

экономическом соглашении, на сегодня осуществлен, так что следовало бы

 

приступить ко второму.

 

Поэтому мы просили бы [Советское правительство] немедленно сообщить о

 

позиции, занятой им по отношению к предложенной в дополнительной инструкции

 

моей немедленной поездке в Москву. Прошу при этом добавить, что я прибыл бы

 

с генеральными полномочиями от фюрера, которые уполномочивают меня

 

исчерпывающим и завершающим образом урегулировать весь комплекс вопросов.

 

Что же касается прежде всего пакта о ненападении, то для нас этот

 

вопрос настолько прост, что не требует никаких долгих переговоров. Мы

 

думаем здесь о следующих трех пунктах, которые я прошу господину Молотову

 

зачитать, но в письменном виде не передавать:

 

Статья первая. Германский рейх и СССР ни в коем случае не прибегнут к

 

войне или к другому виду применения силы друг против друга.

 

Статья вторая. Этот договор вступает в силу немедленно после

 

подписания и действует без дополнительного продления на срок 25 лет.

 

Прошу при этом заметить, что я в состоянии ( что касается данного

 

предложения ) при устных переговорах в Москве урегулировать все детали и в

 

случае необходимости учесть русские интересы. Точно также я в состоянии

 

подписать специальный протокол, который урегулирует интересы обеих стран в

 

тех или иных вопросах внешней политики, например, разграничение сфер

 

интересов в районе Балтийского моря, Вопрос о Прибалтийских государствах и

 

т.п. Такое урегулирование, которое, как нам кажется, имеет большое

 

значение, тоже возможно только в ходе устной беседы.

 

В связи с этим прошу подчеркнуть, что германская внешняя политика

 

подошла сегодня к историческому повороту. Я прошу вести на сей раз беседу

 

(не говоря уже о вышеизложенных статьях договора ) не зачитывая данную

 

инструкцию, а в духе предстоящих высказываний добиваться быстрого

 

осуществления моей поездки и соответственно реагировать на все обновленные

 

русские возражения. При этом Вы должны иметь в виду тот решающий факт, что

 

быстрое возникновения открытого германо-польского конфликта является делом

 

вероятным, и поэтому мы в огромнейшей степени заинтересованы в том, чтобы

 

моя поездка в Москву состоялась немедленно.

 

Сказано достаточно откровенно, что Германии позарез нужен нейтралитет

 

СССР по отношению к агрессии против Польши (в то момент речь шла еще только

 

о нейтралитете), и она готова уплатить за это. Данный документ показывает,

 

что выбор в пользу Германии был сделан уже давно; соглашение с ней

 

обеспечивало солидные территориальные приращения, к тому же СССР оставался

 

в стороне от “большой” войны. В случае союза с Западом грозило очень скорое

 

участие в такой войне, неподготовленность к которой была очевидна. Поэтому

 

Сталин резонно выбрал Германию.

 

19 августа Молотов и Шуленбург встречались дважды (второй раз Молотов

 

пригласил германского дипломата всего через полчаса после его возвращения

 

из Кремля). Во время второго визита (который понадобился, по-видимому,

 

после доклада Молотова Сталину о содержании только что закончившейся

 

беседы) Молотов вручил Шуленбургу советский проект пакта о ненападении.

 

Вопреки недавней рекомендации, данной Молотовым немцам, этот проект в

 

одном, но очень существенном пункте не совпадал с прежними пактами,

 

заключенными СССР: в нем отсутствовала статья о денонсации в случае

 

нападения одной из договаривающихся сторон на третью державу. Проект

 

заканчивался постскриптумом следующего содержания: “Настоящий пакт

 

действителен лишь при одновременном подписании особого протокола по пунктам

 

заинтересованности договаривающихся сторон в области внешней политики.

 

Протокол составляет органическую часть пакта”. Комментируя советский

 

проект, Молотов сказал: “Вопрос о протоколе, который должен являться

 

неотъемлемой частью пакта, является серьезным вопросом. Какие вопросы

 

должны войти в протокол, об этом должно думать германское правительство. Об

 

этом мы также думаем”.

 

Немцев в этот момент интересовало прежде всего другое- как бы

 

максимально ускорить приезд Риббентропа в Москву. Возник спор из-за даты

 

визита. Сначала было решено принять германского министра спустя неделю

 

после заключения договора по экономическим вопросам (он был подписан 19

 

августа), а затем была назначена более близкая дата.

 

Последним аккордом стало личное послание Гитлера Сталину.

 

ГОСПОДИНУ СТАЛИНУ. МОСКВА 20 АВГУСТА 1939 г.

 

1. Я искренне приветствую подписание нового германо-советского торгового

 

соглашения в качестве первого шага к перестройке германо-советских

 

отношений

 

1. Заключение с Советским Союзом пакта о ненападении означает для меня

 

закрепление германской политики на долгую перспективу

 

1. Я принимаю переданный Вашим министром иностранных дел Молотовым проект

 

пакта о ненападении, но считаю настоятельно необходимым самым скорейшим

 

образом выяснить связанные с ним еще вопросы

 

1. Напряженность между Германией и Польшей стала невыносимой. Поведение

 

Польши по отношению к великой державе таково, что кризис может разразится

 

в любой день.

 

Я считаю, что в случае намерения обоих государств вступить друг с

 

другом в новые отношения, целесообразно не терять времени. Поэтому я еще

 

раз предлагаю Вам принять моего министра иностранных дел во вторник, 22

 

августа, а самое позднее - в среду, 23 августа.

 

Адольф Гитлер.

 

Посол Германии в СССР Шуленбург вручил телеграмму в 15 часов 21

 

августа. Ультимативный тон телеграммы был очевиден. Сталин с Молотовым

 

долго сидели над посланием, еще раз послушали Ворошилова о ходе переговоров

 

с англичанами и французами, получили подтверждение о контактах Берлина с

 

Парижем и Лондоном, угрожавших широким антисоветским альянсом. После

 

взвешивания всех “за” и “против”, решение, наконец, было принято. Сталин

 

продиктовал следующее сообщение:

 

РЕЙХСКАНЦЛЕРУ ГЕРМАНИИ А. ГИТЛЕРУ. 21 АВГУСТА 1939 Г.

 

Благодарю за письмо. Надеюсь, что германо-советское соглашение о

 

ненападении создает поворот к серьезному улучшению политических отношений

 

между нашими странами.

 

Народы наших стран нуждаются в мирных отношениях между собой.

 

Согласие германского правительства на заключение пакта ненападения создает

 

базу для ликвидации политической напряженности и установления мира и

 

сотрудничества между нашими странами.

 

Советское правительство поручило мне сообщить Вам, что оно согласно

 

на приезд в Москву г. Риббентропа 23 августа.

 

И. Сталин.

 

Гитлер, находясь с Риббентропом в Оберзальцберге, нервничал. Ему

 

нужен был пакт. А русские всё искали шансы с англичанами и французами. Даже

 

в тот час, когда Сталин подписывал телеграмму Гитлеру, состоялось еще одно,

 

последнее, трехстороннее заседание делегаций. Генерал Думенк,- глава

 

французской миссии, сообщал в Париж Э.Деладье: ”Назначенное на сегодня

 

заседание состоялось утром. Во второй половине дня последовало второе

 

заседание. Входе этих двух заседаний мы обменялись вежливыми замечаниями по

 

поводу задержки из-за прохода советских войск через польскую территорию.

 

Новое заседание, дата которого не установлена, состоится только тогда,

 

когда мы будем в состоянии ответить положительно”. Но нового заседания не

 

состоялось.

 

23 августа два больших транспортных “Кондора” с делегацией

 

Риббентроппа на борту приземлились в Москве. Надо сказать, что в результате

 

несогласованных действий средств советской ПВО, в коридоре пролета в районе

 

Великих Лук самолеты были обстреляны зенитной артиллерией и лишь по

 

счастливой случайности не были сбиты.

 

Надо думать, советские руководители не обрадовались, узнав, что

 

Риббентроппа сопровождают не 4-5 помощников, а свита в 37 человек. Но дело

 

было сделано, сенсации не избежать, и вскоре начались переговоры. Их вел

 

Сталин. Они затянулись далеко за полночь.

 

ИЗ ЗАПИСИ ЗАМЕСТИТЕЛЯ СТАТС-СЕКРЕТАРЯ ХЕНКЕ БЕСЕДЫ ИМПЕРСКОГО

 

МИНИСТРА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ СО СТАЛИНЫМ И ПРЕДСЕДАТЕЛЕМ СОВЕТА НАРОДНЫХ

 

КОМИССАРОВ СССР МОЛОТОВЫМ, СОСТОЯВШЕЙСЯ В НОЧЬ С 23 НА 24 АВГУСТА 1939г.

 

Обсуждались следующие вопросы:

 

1. Япония:

 

Господин имперский министр сказал, что германо-японская дружба

 

никоим образом не направлена против Советского Союза. Более того,

 

благодаря нашим хорошим отношениям с Японией мы в состоянии содействовать

 

компромиссу в противоречиях между СССР и Японией. В случае, если господин

 

Сталин и Советское правительство того желают, господин имперский министр

 

иностранных дел готов действовать в этом духе. Он соответствующим образом

 

воздействовал бы на японское правительство и поддерживал бы контакт по

 

данному вопросу с советско-русским представителем в Берлине.

 

Господин Сталин ответил, что хотя Советский Союз и желал бы

 

улучшения отношений с Японией, но терпение в отношении японских провокаций

 

имеет свои границы. Если Япония хочет войны, она ее получит. Советский

 

Союз ее не боится и к этому подготовлен. Если же Япония хочет мира- тем

 

лучше! Господин Сталин считает содействие Германии в улучшении советско-

 

японских отношений полезным, но он не хотел бы , чтобы у Японии возникло

 

впечатление, будто инициатива в этом вопросе исходит от Советского Союза.

 

Господин имперский министр иностранных дел согласился с тем, что его

 

содействие могло бы означать продолжение тех переговоров, которые он вот

 

уже ряд месяцев ведет с японским послом в духе улучшения советско-японских

 

отношений. Однако и с германской стороны тоже не было бы проявлено никакой

 

инициативы в этом вопросе.

 

Некоторые из вопросов этих переговоров были мало освещены в печати.

 

Например, обсуждение вопроса об “антикоминтерновском пакте”, когда Сталин

 

и Риббентроп убеждали друг друга в том, будто этот пакт направлен вовсе не

 

против СССР, а против Англии, и под конец Риббентроп рассказал имевшую

 

хождение в Берлине шутку: ”Сталин еще присоединится к антикоминтерновскому

 

пакту”. И действительно, в ноябре 1940 г. СССР в принципе согласился

 

присоединится к Тройственному пакту Германии, Италии и Японии, который был

 

агрессивным военным союзом и в этом смысле намного превосходил

 

“антикоминтерновский пакт” с его преимущественно идеологической

 

направленностью.

 

До сих пор не проанализированы высказывания Сталина в беседе с

 

Риббентропом по поводу захватнических намерений Италии. “Нет ли у Италии

 

устремлений, выходящих за пределы аннексии Албании, возможно, - к

 

греческой территории? ”- спросил Сталин. И далее продолжил: “Маленькая,

 

гористая плохо населенная Албания… не представляет особого интереса для

 

Италии.” Это было провокационное замечание, хотя, конечно, и не связанное

 

напрямую с нападением Италии на Грецию в 1940 г. На сообщение Риббентропа

 

о том, что Германия готова урегулировать отношения между СССР и Японией,

 

Сталин согласился, что эта помощь может быть полезной, но он не хотел бы,

 

чтобы у Японии сложилось впечатление, что инициатива исходит от Советского

 

Союза.

 

В угоду Германии, уже изготовившейся для нападения на Польшу, в

 

тексте пакта о ненападении отсутствовала статья о прекращении его действия

 

в случае агрессии одной из сторон по отношению к третьей державе. Из этих

 

же соображений предусматривалось его вступление в силу немедленно после

 

подписания, а не после ратификации, о чем шла речь в советском проекте

 

пакта. То и другое было отмечено мировой общественностью, отсюда и

 

неуклюжие ответы Молотова (в его сообщении Верховному Совету СССР) “кое-

 

кому, кто может вознамерится квалифицировать Германию нападающей

 

стороной.” Молотов доказывал, что статья о денонсации якобы необязательна,

 

“забыв” об аналогичных договорах, заключенных СССР и ссылаясь почему-то на

 

польско-германский пакт о ненападении 1934г.

 

Очень мало известно о том, как проходили обсуждение и формулирование

 

Секретного протокола. В ходе переговоров объекты дележа были названы лишь

 

в общей форме, подписанный же текст договора содержал детализацию.

 

В этом договоре обращает на себя внимание прежде всего статья,

 

касающаяся Польши. Здесь, во-первых, устанавливалась граница сфер

 

интересов Германии и СССР (по линии рек Висла, Нарев, Сан) на территории в

 

тот момент еще независимого государства “в случае территориально-

 

политического переустройства” областей, входящих в него. Во-вторых,

 

ставился вопрос, “является ли в обоюдных интересах желательным сохранение

 

независимости Польского государства и каковы будут ео границы”. Решение

 

этого вопроса ставилось в зависимость от “дальнейшего политического

 

развития”, а на деле- от исхода войны против Польши, которая должна была

 

начаться через несколько дней. Таким образом Секретный протокол

 

предполагал, по существу, четвертый раздел Польши.

 

Прибалтийские страны признавались сферой интересов СССР; она должна

 

была простираться вплоть до северной границы Литвы. Отдельный пункт

 

Протокола констатировал “интерес СССР в Бесарабии” и “полную не

 

заинтересованность” Германии в ней. То был форменный международный разбой. Не случайно в Протоколе дважды говорилось о его строжайшей  конфиденциальности…»

    Вот так: в таком -  платье, с таким -  разрезом.

     Остается Лаврову и Штайнмайеру проделать весь   «путь к Храму»,  и подписать свой  «пакт Лаврова-Штайнмайера».

     Вся вшивость заключается в том, то Антанта (США, Англия, Канада  и Польша) давно создана

     «Мой милёночек хитёр,

      Я его хитрее:

     Он хотел поцеловать,

    Я его – скорее».

ГЕНЕРАЛ ВИКТОР ФИЛАТОВ.